16.04.24 | 12:37

Как девушке из Подмосковья стать полярным лётчиком

Рассказывает второй пилот самолёта АН-2 Нарьян-Марского объединённого авиаотряда Ольга Орлова

Как девушке из Подмосковья стать полярным лётчиком Во Всемирный день авиации и космонавтики корреспондент НАО24 Анастасия Сущенко пообщалась со вторым пилотом самолёта АН-2 Нарьян-Марского объединённого авиаотряда Ольгой Орловой.

Девушка рассказала о трудностях работы и обучения, о том, как она нашла своё призвание на краю земли.

Как один разговор определил всю жизнь


— В 12 лет мы с мамой полетели в отпуск за границу. Я активно изучала английский и была рада любой возможности его практиковать. Так я и разговорилась с бортпроводником на рейсе Москва — Дубай. Наверное, этот разговор определил всю мою жизнь: стюардесса предложила посмотреть кабину пилотов и пообщаться с ними. Конечно, на английском. Капитан Boeing 777 сказал, что в авиакомпании работают и пилоты из России. Я посмотрела кабину, узнала о работе в небе и поняла — я хочу летать, — рассказывает Ольга.

Новая цель для 12-летней Оли стала действительно амбициозной. Для поступления в лётное училище нужны были идеальные показатели во всём — в учёбе (тогда в училище принимали только с золотой медалью и средним баллом аттестата 5.0), в здоровье, которое у людей авиации должно быть отличным, а также нормативы — физическая подготовка, известно, играет важную роль.

«Это не может быть в крови — это нужно заслужить упорным трудом»

Как рассказывает Ольга Орлова, уже в училище многие стали «отсеиваться».

— «У меня папа летает», «Авиация у меня в крови». Как правило, однокурсники с такими установками, что они обязаны летать, ведь у них целая династия пилотов, соскакивали быстрее всего. Это не может быть в крови — это нужно заслужить упорным трудом. Отсеивались ребята и после окончания обучения. Да, мы все мечтали о большой авиации, думали, что как только получим диплом, то нас будут звать в лучшие авиакомпании мира, — поделилась Ольга.

Всё сложилось немного иначе. Времена пандемии — ограничения рейсов, пилотов переставали принимать на работу. Иллюзии о красивой форме и путешествиях по всему миру у выпускников лётных училищ разбились о суровую реальность.

Знакомство с АН-2


— Наша специальность называется «Летная эксплуатация воздушного судна». И, если честно, с такой специальностью можно не только быть пилотом, но и найти работу на земле. Но, когда я выпускалась, мне было принципиально важно летать. Хоть на чём-нибудь. Тогда моя подруга, тоже пилот, стала работать на «химии» — самолёте, который опыляет поля специальными химикатами. Она пригласила меня посмотреть на работу, вдруг мне это тоже по душе окажется. И я, не раздумывая, поехала. Я очень хотела летать! Вижу полёт Ан-2, слушаю, как он гудит и понимаю, что самолет невероятный, его не сравнить ни с чем. Это уникальная машина, которая может летать вообще с любых площадок. Он может многое и многое прощает. Но первая мысль была о том, что какой же он все-таки шумный, — смеётся Ольга.

Девушка приняла решение — пройти обучение на управление самолётом АН-2. Но мечту о работе в облаках пришлось немного отложить и буквально спуститься на землю.

— Нужно было накопить средства для переобучения (в училище уже давно не дают полетать на таких самолётах, мы учились на австрийских). Для этого я работала на земле. Тогда ещё раз убедилась, что это совсем не моё. Я буквально чувствовала, как деградирую. Ведь, когда ты в кабине пилота — это, во-первых, большая ответственность, а во-вторых, нужно постоянно думать. Невозможно каждый полёт сделать одинаковым, всегда разные исходники, разные условия. Наверное, это и привлекает, — рассказывает Ольга.

Нарьян-Марский авиаотряд


После обучения, уже пилот АН-2, Ольга стала отправлять резюме в авиакомпании по всей стране.

— В Подольске, откуда я родом, тоже летают АН-2, но их очень мало, в основном работают с парашютистами. Там вакансий не нашлось. Отправила резюме в Нарьян-Марский объединённый авиаотряд и меня пригласили работать.

Ольга рассказывает, что перспектива стать полярным лётчиком оказалась куда интересней остальных предложений. В авиации на Крайнем Севере есть своя романтика.

— Сейчас, поработав здесь уже больше года, я понимаю, что ответственности не меньше, чем в огромных международных авиакомпаниях. Всё абсолютно не такое — другое. И я уже привыкла и жить здесь, и работать. Привыкла к людям, быту, даже к культуре. Мне не хочется уезжать отсюда. Иногда скучаю по дому, но скорее я маму сюда приглашу, чем уеду, — продолжила Ольга.

Фото: Екатерина Эстер/nao24.ru

Целиком интервью читайте на портале НАО24

Интересные вакансии