27.12.22 | 14:41

Работа рыбаком в Северной Атлантике

Антиромантическая версия Георгия Владимова

Работа рыбаком в Северной Атлантике «Эта книга возникла из опыта моего плавания на рыболовном траулере 849 «Всадник» по трем морям Северной Атлантики. Я был на борту не сторонним наблюдателем, но как палубный матрос участвовал в работе и в жизни экипажа. Это обстоятельство, возможно пошедшее на пользу книге, предопределило в немалой степени ее судьбу в СССР. Должно быть, доверчивый автор слишком буквально воспринял призывы руководящих товарищей насчет досконального и всестороннего изучения жизни».
Георгий Владимов, из предисловия к роману «Три минуты молчания»

В одном из интервью писатель рассказал, что в 1962 году свою творческую командировку на север, к рыбакам, «переоформил» в реальное плавание на рыболовном судне в качестве матроса. Команде он представился таксистом, который решил заработать на собственную машину. Вернувшись через несколько месяцев из плавания, Владимов засел за повествование, которое в ходе семилетней работы существенно выбилось за рамки производственного романа о рыбаках.

«Сначала я был один на пирсе. И туман был на самом деле, а не у меня в голове. Я смотрел на черную воду в гавани – как она дымится, а швартовые белеют от инея. Понизу еще была видимость, а выше – как в молоке: шагов с десяти у какого-нибудь буксирчика только рубку и различишь, а мачт совсем нету. Но я-то, когда еще спускался в порт, видел – небо над сопками зеленое, чистое, и звезды как надраенные, – так что это ненадолго: к ночи еще приморозит, и Гольфстрим остудится. Туман повисит над гаванью и сойдет в воду. И траулеры завтра спокойненько выйдут в Атлантику».

Вот так – ярко, ёмко, экспрессивно, с козырной масти мастерства – начинается роман Георгия Владимова «Три минуты молчания», печатавшийся в трех номерах «Нового мира» в 1969 году. Роман вышел с цензурными сокращениями, что не спасло от шквала обвинений автора в очернении рыбацкой профессии, образа труженика моря и советского рыболовного флота в целом. «Правые ругали за то, что русский народ я представил быдлом, – вспоминал Георгий Владимов, – левые – за то, что я этот народ идеализирую, в чем выразился мой долго скрываемый и наконец-то обнаружившийся «конформизм» с властью».

Публикация романа «Три минуты молчания», по всей видимости, окончательно решила судьбу и Александра Твардовского на посту главного редактора «Нового мира». Возможно, таким образом выдающийся поэт и общественный деятель, что называется, хлопнул дверью. Эхо звучит и сегодня.

Почему же все-таки роман «Три минуты молчания» не пришелся ко двору брежневской партократии, спустившей на Владимова свору прикормленных зоилов? Во-первых, время для таких произведений уже прошло. Формально со свободомыслием оттепели было покончено вводом в Чехословакию советских войск, за год до публикации романа. Во-вторых, автор использовал жанр производственного романа, уникального детища соцреализма, для проведения довольно жесткого социально-психологического эксперимента над советским человеком. Все герои романа, кроме двух-трех представителей военного поколения, это либо дети войны, либо рожденные в первом десятилетии после ее окончания. Малознакомые или не знакомые вовсе, они ради длинного рубля на несколько месяцев уходят на промысел сельди. Рыбаки живут скученно, сами, как сельди в бочке, в условиях минимального комфорта, если это слово вообще уместно для раздолбанного штормами судна, и, главное, работают на износ, порой в каторжным условиях качки, холода и физических сверхнапряжений. По сути, сейнер с его жесткими писаными и неписаными законами напоминает лагерную зону, в которой выжить можно только общими усилиями. Уже в море выясняется, что судно с наспех заваренными пробоинами плохо подготовлено для похода, в какой-то момент в трюмы, в машинное отделение начинает проникать вода, повышая общий градус конфликтности и обреченности. В результате во время многодневной непогоды сейнер почти теряет ход, штормовой ветер несет его прямиком на отвесные скалы. Ко всему прочему, команда принимает сигнал SOS от терпящего бедствие шотландского корабля. Несмотря на почти безнадежное положение, российские рыбаки идут на помощь и спасают иностранный экипаж. Самому сейнеру чудесным образом удается вписаться в узкое горловино бухты среди скал и дождаться буксира. Собственно, вот и весь сюжет. Похоже, это и была первоначальная производственно-патриотическая схема романа, она осталась и в окончательном варианте, в какой-то мере вступив в конфликт с бытовой и психологической начинкой романа.

Лев Анненский определил главного героя произведения Сеню Шалая, от лица которого ведется повествование, так: «Он – романтик, возненавидевший романтику за ее бессилие». Думается, дело здесь не столько в Сене, а в самом авторе, который с первых строк камня на камне не оставляет от романтического взгляда на рыбаков, промысловый флот и северное море.

На фото: съемки экранизации романа «Три минуты молчания»/Пресс-служба кинокомпании СТВ

Целиком читайте на GoArctic

Вакансии дня

Врач-акушер-гинеколог

Березовская ЦРБ

до 150 000
Ханты-Мансийский АО - Югра

Механик

АО «ВОРКУТАУГОЛЬ»

до 253 000
Воркута

Ведущий инженер сектора слаботочных систем

ООО «СИБИРСКАЯ ИНТЕРНЕТ КОМПАНИЯ»

от 238 000
Красноярский край

Заместитель генерального директора по производству - главный инженер

Филиал АО «ЯМАЛКОММУНЭНЕРГО»

от 200 000
Салехард

Бурильщик эксплуатационного и разведочного бурения скважин на нефть и газ 7 разряда

ООО «РН-БУРЕНИЕ»

до 301 387
Усинск

Ведущий инженер отдела асу тп, сцб и связи

ООО «ГАЗПРОМТРАНС»

до 231 583
Лабытнанги

Водитель погрузчика 5 разряда

ООО «ТБС-ЛОГИСТИКА»

от 256 000
Красноярский край

Начальник управления исполнительной документации

ООО «ГСП-2»

от 300 000
Новый Уренгой

Начальник смены диспетчерской службы

Сосновское линейное производственное управление магистральных газопроводов

до 209 000
Ханты-Мансийский АО - Югра

Врач-травматолог-ортопед

Муравленковская городская больница

до 252 313
Муравленко

Интересные вакансии